Будущее уже здесь

Пресса о нас

май 10

Александр Сергиенко: Мало у нас бизнес-сообществ, очень мало, их нужно больше, больше в разы.

Компанию «АИСТ» в Тольятти представлять излишне – крупнейшего и самого успешного интернет провайдера и телефонного оператора знают все. И генеральный директор «АИСТа» Александр Сергиенко известен многим – не только как менеджер и бизнесмен, но и как независимый человек передовых взглядов, трезво и честно оценивающий ситуацию. В прошлом году Совет Клуба директоров Самарской области, солидную организацию крупного, среднего бизнеса – впервые возглавил тольяттинец, и это именно Александр Сергиенко. Так что поговорить с сегодняшним гостем редакции, конечно, есть о чем…

— Александр, вы радиоинженер с целым пакетом хороших блестящих образований, управленец, общественный деятель, охотник и рыбак… кто еще?

— …И хороший товарищ. Себя не хвалят, но я в самом деле человек неконфликтный и стараюсь быть полезным для всех людей, с которыми знаком. И рассчитываю на взаимность.

— А в чем секрет вашего жизненного успеха?

— Человек каждый день открывает в этом мире какую-то дверь, жизнь постоянно предлагает каждому какой-то выбор, альтернативу. И замечательно, когда этот выбор можно делать самостоятельно. Но этой свободой надо и уметь пользоваться, точнее, надо быть ответственно готовым к своему выбору.
Так получилось, что компания, в которой я работаю – мой удачный жизненный выбор. Это и мое хобби, и мой бизнес, и моя песня, скажем так. Всё, что касается моего личного развития, непосредственно связано с компанией. Всё то образование, которое я получал за последние 20 лет – это же не для записи на визитке, это было требование времени. И я рад, что компания в свое время получилась такая интересная, что в ней собрались очень интересные люди, и в этой команде мы все росли и двигались вперед. И теперь можно без лишней скромности сказать, что на уровне России «АИСТ» – первоклассный и удачный проект, который развивали не только люди из Самарского региона, в свое время инвестиции делали и ЕБРР и американские инвесторы, а теперь это национальный оператор – компания Ростелеком.

— Что собой сейчас представляет «АИСТ»?

— Безусловно это сервисная компания, которая предоставляет сервисы электросвязи, сегменте быстрорастущих технологий. Всевозможные видео, аудиосервисы, документарные сервисы – все, что не связано с доставкой сообщений обычными способами, то есть ямщиками и «Почтой России». Занимаясь новыми технологиями мы улучшаем коммуникаций как между людьми, так и людей с миром информации. Цифровой информационный мир появился сравнительно недавно. Раньше электросвязь - это в большей частью коммуникации между людьми, поэтому наш первый стартап в Тольятти – это телефонный проект. С развитием сети Интернет появилась новая потребность и возможность – коммуникация человека с облаком знаний. Когда знания получили цифровой облик, были преобразованы в биты и байты. Теперь, доступ к цифровым знаниям, одно из основных направлений развития Сети. Вы знаете, что в Интернете компании Яндекс, Гугл, - это мощные поисковые системы, которые как раз обеспечивают доступ к знаниям. Мы же занимаемся доступом к ним самим и вообще ко всему, что можно делать в Сети. Первоначальный мостик между человеком и Сетью – это «АИСТ».

— Какое место вы сейчас занимаете среди конкурентов? Сеть «АИСТ» покрывает всю Самарскую область? Группа компаний Ростелеком, частью которой в 2016 году стал АИСТ – крупнейшая в регионе. АИСТ, в основном работает в Тольятти и Самаре, также наше пространство интересов - всё, что находится между Тольятти и Самарой, то, что можно назвать зоной агломерации. Аэропорт Курумоч, Прибрежный, Поволжский и т.д. Есть клиенты и в других населенных пунктах, но там это уже не массовое явление.

— Что предлагает «АИСТ», чтобы потребитель выбирал именно его?

— Если говорить об услугах, то интернет, он сейчас и в Африке интернет. Соотношение «цена-скорость», видимо тоже примерно одинаково у всех. Так что провайдеры сейчас больше конкурируют на уровне сервисных возможностей. Если вы хотите получить какой-то дополнительный сервис – кто удобней и быстрее его сделает, тот и есть лучший выбор. И мы на этом сегодня фокусируем свои усилия. Клиенты -юридические лица еще более критично смотрят сервис, им крайне важна безаварийность, бесперебойная, надежная связь. Поэтому мы всем компаниям, бизнес которых завязан на доступе к Сети, настоятельно рекомендуем подключение с резервом. При возможной неисправности на одной ветке, всегда можно было немедленно, без потерь, перейти на дублирующую, и безаварийно работать дальше.

— Поговорим о Клубе директоров области. Вы председатель его Совета. По какой причине пошли на этот пост, у вас же дел невпроворот?

— Мне интересно, чтобы бизнес-мир нашего региона совершенствовался, изменялся в лучшую сторону, был более развит. В России, к сожалению, утрачены принципы бизнес-сообществ, слабы социальные связи в обществе. Это все влияет и на культуру бизнеса. В сравнении с американцами или европейцами, чаще всего мы -замкнутые люди, боимся какой-то конкуренции, чтоб кто-то что-то не подсмотрел… Это уже в нашей ментальности. Если посмотреть на ту же Европу, США – там бизнес-сообществ и социальной активности куда больше, а люди более открыты, не стесняются обсуждать аспекты развития бизнеса в таких вот сообществах, советуются, делятся опытом. И это одна из причин, почему они более эффективны, чем мы. Почему тон в менеджменте, как науке управления, в основном задают Соединенные Штаты? Потому что есть базис социальной активности. Были бы они столь же «активны», как мы – поверьте, никакого передового менеджмента там не было бы и лучших практик тоже. Если мы хотим быть в тренде, нам крайне важно быть эффективными. Поэтому я считаю, что Клуб директоров – одна из площадок, где можно это развивать, совершенствовать. Мало у нас бизнес-сообществ, очень мало, их нужно больше, больше в разы.

— Ваша оценка – что происходит сейчас с Тольятти? Что будет с бизнесом, с обществом? Мы на пороге чего-то – или уже давно за порогом?

— Везде в России кризис. Он рукотворный, мы сами себе его организовали. Везде сейчас не очень хорошо. Почему и зачем? – это выходит за рамки экономических понятий. Это политические решения Президента и правительства, в результате которых мы сейчас имеем санкции, усиливающуюся изоляцию, отсутствие дешевого кредитного ресурса на уровне глобальных корпораций и все прочее. Поэтому нет такого, что вот везде в Федерации все хорошо, а в Тольятти плохо. А то, что происходит в городе – это местное усугубление общей проблемы, обусловленное тем, что мы являемся моногородом, что бы там ни говорили. Хоть в городе и есть ряд крупных компаний, которые платят налоги в бюджеты, но это сейчас не играет роли, потому что все равно все уходит в Центр, который решает «каждой сестре по серьге». Кризис влияет на занятость людей, проживающих в городе, на их оплату труда, и это – главный антикризисный аспект.

— Но вы видите какой-то свет в конце?

— Пока нет. Не вижу. Но надо понимать, что светом может быть и большой взрыв в конце…

— Но как же предпринятые местными властями меры для оздоровления города? Работает «Жигулевская долина», экономическая зона, объявлена ТОР…

— Вот смотрите. В 2010м году в Тольятти сгорел лес. Его пытаются восстанавливать до сих пор. И государство поучаствовало, и бизнес, и городское сообщество, мы сами участвовали, как «АИСТ»… Приживаемость саженцев – 70%, это считается отличным результатом. На практике же гибнет до 50%. Я думаю, так же обстоит и с объявленными властями инициативами. Что-то приживется, что-то «умрет». Но в любом случае - все это не даст быстрого эффекта, которого все ждут.

— Чего ожидаете от нового главы города?

— Думаю, Сергей Анташев будет сосредоточен на операционных задачах, связанных с обеспечением функционирования коммунальных и других городских систем. Мэр был подотчетен горожанам – сити-менеджер подотчетен губернатору. Так что вектор, думаю, будет смещен в сторону исполнительного аспекта. Меньше политики, больше дел. Он хороший профессионал, получится собрать крепкую команду – значит справится. Вместе с тем, далеко не все зависит от главы города – надо понимать, что доход, который генерирует город, отсюда уходит и возвращается тонкими струйками вышестоящего финансирования.

— Ну, с хорошим бюджетом-то любой справится, но надо же делать что-то самому, привлекать ресурсы!

— Это если есть рычаги влияния. Когда их нет, то вот это «надо делать» - просто профанация. Чем делать-то? Нет никаких полномочий у городского уровня власти, чтоб привлекать сюда инвесторов. Инвестор если приходит, то под определенные льготы. Что может предложить муниципалитет? Насколько я знаю, по вот этому нашему инновационному кластеру движение вроде бы и есть – но оно сильно отличается от того плана, согласно которому осуществлялись первоначальные инвестиции. Нет тысяч новых рабочих мест, как нет и взрывного роста новых производств… А по России ситуация еще хуже. Вы же читаете новости? Много ОЭЗ уже вообще закрыли. И в большей части случаев оказалось, что инвестиции были либо разворованы, либо непонятно что, как и зачем строилось.

— Тольятти в какой-то мере выручает АВТОВАЗ?

— Ну… наверное. Пусть будет так.

— Что вы думаете об АВТОВАЗе?

— Думаю, что в свое время мы проспали рынок. Благодаря кому и чему – это уже за скобками, теперь только факт. И его последствия. Сейчас то, что остается АВТОВАЗу - это как раз то, что мы и наблюдаем. От советского проекта флагмана автомобилестроения ничего не осталось. И вряд ли он будет возрожден компанией «Рено», потому что ей это попросту не нужно. У нее есть другие флагман-площадки, а Тольятти, с нашей токсичной по отношению к бизнесу средой – совершенно не интересен. Я даже думаю, что приход «Рено» - это была политическая договоренность «верхов» РФ и Франции, когда мы покупали «Мистрали», а госкомпания «Рено» купила кусочек ВАЗа. Ведь и цена сделки-то была примерно одинакова… Но что-то пошло не так.

— Александр, а позитив-то есть вообще?

— Да, конечно! Позитив в том, что мы все живы и надеемся, что что-то поменяется в лучшую сторону. Если серьезно, то каждый, думаю, находит позитив в своем любимом деле и продолжает его делать, несмотря ни на что.

— Ваши увлечения, кроме работы?

— Времени остается разве что иногда на рыбалку съездить. Со спиннингом на судака и щуку. Реже - охота.

— А ваше отношение к автомобилю? Сел-поехал-лишь бы не ломалось?

— Нет, ну более глубокое, конечно. Не как к живому существу отношусь, но если с техникой быть на ты и относиться с заботой, с определенным пиететом, то она отвечает взаимностью. А если ходишь злой по колесам стучишь с определенными словами, то сломаться авто может совершенно неожиданно. Считаю, что автомобиль должен быть, конечно, удобным, по возможности – экономичным, и не очень дорогим в обслуживании. С другой стороны, это вещь все-таки статусная и должна соответствовать тому положению, которое занимаешь. Таково требование культурных традиций бизнеса, можно с этим соглашаться, не соглашаться – но так принято.

— И на чем ездите?

— Служебный автомобиль – Ауди, «восьмерка», а по охотам-рыбалкам на «Паджеро».

— Что можете сказать читателям «АвтоСреды» напоследок?

— Крепитесь, люди, скоро лето. Все его ждут, и мы тоже. Немного есть дорогобоязнь из-за ремонта М-5, и пробки в Самаре просто убивают… хотелось бы, конечно, чтобы о нас, автолюбителях, власть думала.

— А будет ли это в России?

— Ну бесконечно же так продолжаться не может? Пара сотен лет – и все придет в норму.

Беседовал Сергей Запивахин
Источник: ИА «АвтоСреда»